Премия Свенссона за 2018 год присуждена казахстанским профсоюзным лидерам

Международная премия имени Артура Свенссона за 2018 год присуждена лидерам Конфедерации независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК) Ларисе Харьковой, Нурбеку Кушакбаеву и Амину Елеусинову. Напомним, Премия Свенссона отмечает достижения профсоюзных активистов, профсоюзов и их объединений в области борьбы за трудовые права. Она учреждена крупнейшими норвежскими профсоюзами и вручается ежегодно.

«Профсоюзные лидеры и активисты Казахстана, участвующие в борьбе за права работников и профсоюзов, подвергаются репрессиям и уголовному преследованию со стороны казахстанских властей», — отмечается в официальном сообщении Комитета по присуждению Премии Свенссона.

Лидеры КНПРК были номинированы на престижную профсоюзную премию Конфедерацией труда России (КТР) и Валентином Урусовым, лауреатом Премии Свенссона за 2013 год. Номинация была поддержана Международной конфедерацией профсоюзов (МКП), Глобальным союзом «Индастриолл», Международным союзом пищевиков (IUF), Белорусским конгрессом демократических профсоюзов (БКДП), Всеобщей конфедерацией труда Франции (CGT) и другими национальными и международными профсоюзными объединениями.

Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов на сегодняшний день продолжают находиться в заключении. Лариса Харькова подвергнута существенным ограничениям прав и свободы передвижения. Наложенные судами крупные штрафы стали серьезным бременем для трех профсоюзных лидеров и их семей. Одновременно КНПРК, а также ряд ее членских организаций насильственно ликвидированы властями.

Более подробная информация на сайте КТР  http://ktr.su/content/news/detail.php?ID=5892

Конституционный Суд РФ разъяснил, с какой даты в состав МРОТ не могут включаться «северные надбавки»

Определение Конституционного Суда РФ от 27.02.2018 N 252-О-Р «По ходатайству Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П».

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш» Конституционный Суд РФ указал, что районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав МРОТ с даты провозглашения указанного Постановления.

В то же время, если по состоянию на 7 декабря 2017 года в производстве судов общей юрисдикции находились дела по требованиям лиц, не являвшихся заявителями в указанном деле, об исчислении заработной платы в размере минимального размера оплаты труда без учета районного коэффициента и процентных надбавок и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции после провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П в удовлетворении требований заявителей на основании указанных законоположений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, недопустим в силу правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08.11.2012 N 25-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов «Транснефтепродукт»», а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

При пересмотре по предусмотренным процессуальным законодательством основаниям в кассационном или надзорном порядке вынесенных по данному вопросу судебных постановлений, основанных на соответствующих нормах в истолковании ином, чем выявленный Конституционным Судом РФ их конституционно-правовой смысл, суды также должны руководствоваться Постановлением Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П.

Базовые трудовые стандарты

В брошюре представлены тексты фундаментальных Конвенций Международной Организации Труда, а также образец формы для подготовки комментариев о выполнении принятых на себя обязательств по Конвенциям

СОДЕРЖАНИЕ

Свобода объединения и действенное признание права на ведение коллективных переговоров

Конвенция МОТ №87 О свободе объединения и защите права на организацию, 1948

Конвенция МОТ №98 О применении принципов права на организацию и ведение коллективных переговоров, 1949

Упразднение всех форм принудительного или обязательного труда

Конвенция МОТ №29 О принудительном труде, 1930

Конвенция МОТ №105 Об упразднении принудительного труда, 1957

Действенное запрещение детского труда

Конвенция МОТ №138 О минимальном возрасте для приема на работу, 1973

Конвенция МОТ №182 О худших формах детского труда, 1999

Недопущение дискриминации в области труда и занятий

Конвенция МОТ №100 О равном вознаграждении, 1951

Конвенция МОТ №111 О дискриминации в области труда и занятий, 1958

Приложение

Форма для подготовки комментариев

[trx_button type=»square» style=»global» size=»medium» fullsize=»no» align=»right» link=»http://labourmonitor.org/wp-content/uploads/2018/06/broshyura-po-konventsiyam.pdf» popup=»no»]Читать книгу[/trx_button]

Возможность применения закона «об иностранных агентах» к профсоюзным организациям

Свобода объединения получила международное признание в качестве одного из основных прав человека и фундаментального принципа Международной организации труда в середине XX века. Законы, требующие от работодателей признавать профсоюзы, представляющие их сотрудников в надлежащем переговорном процессе, были, вероятно, основной причиной развития диалога и ослабления насилия в трудовых конфликтах. В наше время право работников создавать профессиональные союзы и вступать в коллективные переговоры редко открыто оспаривается, но в то же время довольно часто игнорируется на практике. В попытках воспользоваться этим правом работники, как и раньше, сталкиваются с введением государственного контроля, юридическими препятствиями всех видов и даже репрессиями в различных формах, от «карательных» увольнений до физических нападений в крайних случаях.

Свобода объединения и профсоюзное движение России

Право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для зашиты своих интересов, и свобода деятельности общественных объединений гарантируются Конституцией Российской Федерации и национальным законодательством.

Российская Федерация, как и другие европейские страны, ратифицировала основополагающие Конвенции № 87 и № 98 Международной организации труда, касающиеся свободы объединения и ведения коллективных переговоров, устанавливающие право всех трудящихся и предпринимателей без предварительного на то разрешения создавать организации и вступать в них, и приняла на себя обязательства соблюдать соответствующие принципы и права.

На протяжении всей современной истории России профсоюзные организации сталкиваются с трудностями в осуществлении своей повседневной деятельности. Это является свидетельством того положения, в котором наряду с признанием важности прав, предусмотренных указанными конвенциями, на практике все еще не решены проблемы, гарантирующие их реализацию.

В отличие от многих европейских стран, в которых становление и развитие профессиональных союзов происходило в целом последовательно, профсоюзное движение в России имеет необычную судьбу. Профсоюзы традиционно были силой для улучшения условий труда, и, безусловно, сыграли решающую роль в установлении высоких стандартов труда в XX веке. Однако в советский период независимое профсоюзное движение фактически было ликвидировано, а многие лидеры и активисты профсоюзов стали жертвами в период «большого террора» в конце 1930-х годов. Профсоюзы были превращены в орудие государственного механизма управления и правотворчества, составную часть государственной и партийной политики и пропаганды. Утратив функции защиты прав трудящихся в качестве независимых представителей работников, профсоюзы приобрели сервисный характер и несвойственные им функции. В последующие годы солидарные выступления трудящихся и попытки создать независимые рабочие организации встречали жесткое противодействие со стороны государственных органов. Возрождение рабочего движения и представительных независимых профсоюзов происходит только на рубеже 1980–1990-х годов, и, сопровождаясь массовыми забастовками и выступлениями трудящихся, сыграло важную роль в процессе демократизации общества.

В постсоветский период роль и задачи профсоюзов серьезным образом пересматриваются, складывается правовой механизм социального партнерства, принимается законодательство, ориентированное на международные стандарты и изменяющее правовое положение профсоюзов и их полномочия.

Традиционные советские профсоюзы утратили былое влияние и нуждались в серьезном реформировании, в то же время развивались новые независимые демократические профсоюзы. Наиболее влиятельным из них является общероссийское профсоюзное объединение «Конфедерация труда России» (КТР), созданное в 1995 году и объединившее в 2011 году в своем составе российские независимые профсоюзы.

В последние годы численность профсоюзов в России, как и во многих европейских странах, снижается, однако профсоюзы по-прежнему остаются самыми многочисленными общественными объединениями в России1. КТР является вторым по численности членов профсоюзным объединением в России после Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)2 и объединяет в своем составе более 20 общероссийских и межрегиональных профсоюзов.

Реализуя на практике принцип международной профсоюзной солидарности, КТР и ФНПР входят в состав крупнейшего международного профсоюзного объединения — Международной Конфедерации профсоюзов (International Trade Union Confederation). Членские профсоюзные организации КТР и ФНПР являются также членами различных отраслевых международных федераций профсоюзов, а также Глобального союза IndustriALL.

Как и другие общественные объединения, независимые профсоюзы сталкиваются с трудностями в осуществлении своей повседневной деятельности. Проблемы возникают в связи с ограничениями возможностей создания и регистрации организаций, вмешательством работодателя и госорганов в деятельность профсоюзных организаций, ограничениями на ведение коллективных переговоров, проявлениями дискриминации в отношении членов профсоюзов и несоразмерными ограничениями в отношении реализации права на забастовочную борьбу, давлением и преследованием, и даже тюремными заключениями и насилием в отношении профсоюзных деятелей.

В рамках обозначенной общей ситуации особую озабоченность вызывает решение Санкт-Петербургского городского суда о ликвидации одной из членских организаций КТР — Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА), принятое 10.01.2018, в том числе, вследствие применения в отношении профсоюза так называемого «закона об иностранных агентах».

Возможность применения российского закона «об иностранных агентах» к профсоюзным организациям

Поправки3 к закону «О некоммерческих организациях», в соответствии с которыми российские некоммерческие организации, осуществляющие «политическую деятельность» и получающие финансирование из зарубежных источников, должны получить статус «организации, выполняющей функции иностранного агента»4 были приняты в России 13 июля 2012 года. Согласно закону, для организаций, признанных «выполняющими функции иностранного агента», устанавливается ряд дополнительных обязанностей и ограничений, а также предусмотрены гражданско-правовые, административные и уголовные санкции за невыполнение требований закона. Далее, по итогам широкомасштабных проверок со стороны органов прокуратуры и минюста более 100 российских организаций были признаны выполняющими функции иностранного агента. В первую очередь от применения соответствующих положений закона пострадали правозащитные НКО, часть из которых позже была ликвидирована. По некоторым экспертным оценкам, в отдельных российских регионах после этого не осталось независимых правозащитных организаций. В январе 2018 года в реестре НКО, выполняющих функции иностранного агента, зарегистрировано 84 организации, включая благотворительные фонды, аналитические и исследовательские центры.

В момент принятия указанных изменений профессиональные союзы, в отличие от объединений работодателей, не вошли в список исключений, прямо установленных законом, в связи с чем возникла дискуссия о возможности применения указанных положений закона в отношении профессиональных союзов.

Анализ российского законодательства показывает, что закон «О некоммерческих организациях» содержит нормы, являющиеся общими по отношению к нормам закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», который призван специально регулировать правоотношения, связанные с функционированием профессионального союза, и нормы последнего имеют приоритетное действие. Таким образом, деятельность профсоюзов регулируется ФЗ «О некоммерческих организациях» только в той части, в какой она не урегулирована специальным федеральным законом, то есть ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности».

Представляется, что отсутствие в законе «О некоммерческих организациях» прямого указания на невозможность применения норм, закрепляющих статус некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента к профессиональным союзам, обусловлено наличием в законе «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» норм, в соответствии с которыми запрещается вмешательство органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц в деятельность профсоюзов, которое может повлечь за собой ограничение прав профсоюзов или воспрепятствовать законному осуществлению их уставной деятельности, финансовый контроль за средствами профсоюзов органами исполнительной власти не осуществляется, за исключением контроля за средствами от предпринимательской деятельности.

В Федеральном законе «Об объединениях работодателей» подобных норм не содержится, что привело к необходимости прямого исключения объединений работодателей из сферы действия п. 6 ст. 2 ФЗ «О некоммерческих организациях» для обеспечения соблюдения равенства прав субъектов социального партнерства в контексте принципа свободы объединения.

В противном же случае возможность применения в отношении профсоюза положений закона о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента, привело бы к неравенству в регулировании положения профсоюзов и объединений работодателей и нарушению основного принципа социального партнерства — равноправия сторон.

Кроме того, необходимость предоставлять органам исполнительной власти финансовую отчетность, а также требование о дополнительной регистрации серьёзным образом нарушали бы основополагающие права профсоюзов, закрепленные в Конвенции МОТ №87, запрет на контроль и вмешательство государства в вопросы финансирования профсоюзов, и противоречили бы регулированию правового статуса профсоюзов и свободы объединения, существующему в рамках правовой системы России.

Из изложенного следует, что отсутствие указания на профессиональные союзы в Законе об иностранных агентах — это «квалифицированное молчание» законодателя, обусловленное тем, что правоотношения по регистрации, функционированию профсоюзов и контролю над ними уже урегулированы специальным актом и не требуют дополнительного регулирования.

Решение суда о ликвидации профсоюза МПРА, принятое вследствие применения в отношении профсоюза «закона об иностранных агентах»

В данном контексте представляет интерес анализ решения суда Санкт-Петербургского городского суда о ликвидации одного из наиболее активных российских профсоюзов — Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА).

МПРА был создан в 2006 году работниками заводов ЗАО «Форд Мотор Компани» в г. Всеволожск Ленинградской обл. и ПАО «АвтоВАЗ» г. Тольятти Самарской обл. В 2014 году МПРА изменил свою структуру, выйдя за пределы автопромышленности и позволив работникам любой отрасли вступать в профсоюз.

С момента создания профсоюза его целью является представление и защита социальных и трудовых прав и интересов членов профсоюза, а также солидарное участие в работе российского и международного профсоюзного движения, направленной на улучшение социального и экономического положения всех трудящихся. Всероссийскую известность и международное признание МПРА получил в 2007 году, после победной забастовки на заводе «Форд». В последующие годы МПРА удалось добиться заключения выгодных для работников коллективных договоров на заводах «Форд», «Фольксваген» и «Бентелер аутомотив». В 2015 году на заводе «Фольксваген» благодаря профсоюзу МПРА была введена 36-часовая рабочая неделя5. В последние два года деятельность МПРА направлена на то, чтобы совместно с работодателями выработать планы по улучшению экономики предприятий во избежание массовых сокращений на заводах, на которых осуществляют трудовую деятельность работники — члены МПРА.

В рамках уставной профсоюзной деятельности, направленной на защиту социально-трудовых прав и интересов членов профсоюза, а также на улучшение социального и экономического положения всех трудящихся в стране, МПРА проводит тренинги для профсоюзных активистов, участвует в общественных мероприятиях, формулирует и поддерживает предложения по совершенствованию действующего трудового законодательства, а также ведет свой информационный сайт и обеспечивает работу профсоюзной группы в социальной сети «Вконтакте».

В июне 2017 года прокуратура Красногвардейского района города Санкт-Петербурга начала в отношении МПРА внеплановую проверку в части соблюдения требований законодательства о некоммерческих организациях, поводом для которой стало заявление физического лица о предполагаемых нарушениях.

1 декабря 2017 года прокурор города Санкт-Петербурга в порядке защиты интересов неопределенного круга лиц обратился в суд с административным иском о ликвидации Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация». Ранее каких-либо предупреждений или предписаний в адрес МПРА о наличии в деятельности профсоюза нарушений законодательства вынесено не было.

10 января 2018 года Суд города Санкт-Петербурга вынес решение об удовлетворении заявленного в административном иске требования о ликвидации профсоюза.

В основу решения были положены доводы о том, что:

  1. При регистрации Устава МПРА и вносимых в него изменений были допущены нарушения действующего законодательства. Данные нарушения не были квалифицированы судом как грубые и неустранимые.
  2. Положения Устава МПРА не содержат указания на конкретные категории и профессиональные группы объединяемых граждан. Членами МПРА могут быть студенты, пенсионеры и временно не работающие граждане, что признано судом «грубым и неустранимым нарушением». Таким образом, суд фактически признал незаконным членство в профсоюзе следующих категорий граждан: временно не работающие; пенсионеры; студенты; работники различных специальностей. Это противоречит нормам международного права, в частности нормам конвенций Международной организации труда и Европейской социальной хартии и национальному законодательству.
  3. МПРА, получая иностранное финансирование и осуществляя политическую деятельность, не подал заявление о включении в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Суд пришел к следующим выводам:

  • Профсоюзы вправе заниматься политической деятельностью в социально-экономической сфере;
  • Если профсоюз реализует это право и при этом на счет профсоюза поступают денежные средства от иностранного субъекта, профсоюз обязан зарегистрироваться в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента.

К политической деятельности судом были отнесены размещенные на сайте МПРА и в социальной сети «Вконтакте» информационные материалы в поддержку протестов дальнобойщиков, в поддержку кампании по регулярной индексации зарплат и еще одна публикация.

Более того, с точки зрения суда, деятельность, связанная с размещением двух из этих публикаций является неуставной деятельностью МПРА, так как не направлена на защиту каких-либо социальных или трудовых прав работников.

Подобное вмешательство властных органов в деятельность профсоюзного объединения в качестве реакции на его взгляды и утверждения противоречит принципу свободы выражения мнения, которая является одной из целей свободы объединений.6 Согласно позиции Комитета по свободе объединения МОТ положения, налагающие запрет на политическую деятельность профсоюзов, противоречат принципам свободы объединения. Запрет на ведение профсоюзами какой-либо политической деятельности был бы не только несовместим с принципами свободы объединений, но и нереален на практике7. В демократическом обществе роль профсоюзов оценивается как фундаментальная, а профсоюзная деятельность не может быть ограничена исключительно профессиональными вопросами, основной целью профсоюзного движения должно быть улучшение социального и экономического положения всех трудящихся, а выбор общей политики, особенно в экономических вопросах, непосредственно отражается на положении трудящихся.

В качестве зарубежного финансирования суд указал целевые средства, которые были перечислены Международным профсоюзом IndustriALL Global Union, в состав которого входит профсоюз МПРА, на проведение профсоюзных тренингов, и факт расходования этих средств на заявленные цели.

Международное объединение профсоюзов IndustriALL Global Union, объединяет более 50 миллионов наемных работников в 140 странах, включая Россию. Помимо МПРА, в него входит девять общероссийских профсоюзов. МПРА, являясь членской организацией IndustriALL Global Union, в соответствии с уставом данной организации ежегодно уплачивает членские взносы. При этом, МПРА как членская организация вправе иметь финансирование от международного профсоюзного объединения на реализацию программ, способствующих целям и задачам профсоюза.

Международная профсоюзная солидарность является одной из основных целей профсоюзного движения и лежит в основе принципа, закрепленного в Конвенции МОТ №87, согласно которому любая организация, федерация или конфедерация имеет право вступать в международные организации трудящихся и работодателей. Всякая помощь или поддержка, которую международная профсоюзная организация может оказать в вопросах создания, защиты или развития национальных профсоюзных организаций, является законной профсоюзной деятельностью.

Положения закона, предусматривающие запрещение организации при наличии свидетельства того, что она получает финансовую или какую-либо иную помощь из иностранного источника, также несовместимы с принципами, закрепленными в Конвенции МОТ №87.

Принятое решение вызывает серьезную обеспокоенность, так как не учитывают фундаментальные международные принципы и права в области свободы объединения, а также положения действующего российского законодательства о профсоюзах. Очевидно, что решение суда о применении столь исключительной меры как ликвидация в отношении Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» является вмешательством в реализацию принципа свободы объединения в смысле, придаваемом ей Конституцией РФ, Конвенцией МОТ № 87 и ЕКПЧ, и способно причинить серьезный ущерб российскому профсоюзному движению и системе представления профессиональных интересов трудящихся.

В настоящее время решение обжалуется в Верховном суде РФ, а также в Комитете по свободе объединения Административного Совета Международной организации труда.

1. Оценочная численность членов ФНПР и КТР составляет более 20 миллионов человек.
2. В 1991 году, после распада СССР, ФНПР стала преемницей Всесоюзного центрального совет профессиональных союзов (ВЦСПС), в период СССР объединявшего все существующие тогда профсоюзы.
3. ФЗ N 121-ФЗ от 20.07.2012
4. П. 6 ст. 2 Федеральный закон «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 N 7-ФЗ.
5. Нормальная продолжительность рабочего времени в России обычно составляет 40 часов в неделю.
6. См. решение ЕСПЧ по делу United Macedonian Organisation Ilinden and Others v Bulgaria (No. 2), no. 34960/04.
7. Сборник решений КСО МОТ за 1996г. п. 455 Доклад 321, дело №2031.

Суд защитил права преподавателя и профсоюза

30 января апелляционная коллегия суда ХМАО-Югры признала незаконным решение ученого совета Юридического института Югорского государственного университета (ЮГУ) о не прохождении по конкурсу доцента Юрия Кузьмича Шагута, известного активиста Профсоюза «Университетской солидарности» и политика.

Осенью прошлого года преподавателю нарушение трудовых и профсоюзных прав работодателем стоило рабочего места, так как «по результатам конкурса» Шагут был вскоре уволен, а его нагрузка увеличила учебную нагрузку оставшихся коллег. Процедура конкурса при этом была грубо нарушена. Преподаватель не отчаялся, решил защитить свои интересы в суде и победил. Рассказываем, как Ю.К. Шагут попал в такую ситуацию и как ему удалось добиться справедливости.

«Раньше конкурсы среди преподавателей в ЮГУ проводили в течении года. Но в последнее время для большинства ППС их стали проводить в конце июня, даже для тех, у кого договор заканчивается в ноябре. Отпуск на Севере у ППС длинный – 72 дня, поэтому большинство штатного ППС отправляют в отпуск 20 июня, чтобы они могли выйти на работу 1 сентября. А конкурс проводят 29-30 июня, когда ППС в отпуске и студентов нет» — рассказывает сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность», председатель профорганизации ЮГУ Ванда Тиллес.

Именно таким образом были нарушены права доцента по кафедре «Гражданского права, гражданского и арбитражного процессов» Шагута Юрия Кузьмича. Конкурс на должность старшего преподавателя по кафедре, на которой с её основания работал Ю.К.Шагут, объявили 29 июня, когда абсолютное большинство ППС уже ушло в отпуск. Дату конкурса установили 30 августа, когда большинство еще не вышло из отпуска. Процедура конкурса, утвержденная в ЮГУ, в 11 пунктах требует проведения заседания кафедры по кандидатуре. Естественно, такое заседание проведено не было, так как кворум обеспечить было бы невозможно.

О том, что Шагут является учредителем профсоюзной организации «Университетской солидарности» и членом профкома ЮГУ, документы передавались ректору неоднократно. Ректор была обязана приказом о создании конкурсной комиссии включить в её состав представителя профорганизации.

Шагут подал заявление в суд. В ходе судебного процесса выяснились и другие нарушения. Например, в одном бюллетене для голосования было указано – «конкурс на должность старшего преподавателя» (можно было понять, что на одну штатную единицу), но включены две фамилии и две разные кафедры). Несмотря на очевидные нарушения суд первой инстанции, что становится обычным для суда г. Ханты-Мансийска, встал на сторону администрации ЮГУ.

Однако, 30 января 2018 года апелляционная коллегия суда ХМАО-Югры нет удовлетворила желание ректора избавиться незаконными способами от принципиального преподавателя, отменила решение районного суда города Ханты-Мансийска и признала незаконным решение руководства ЮГУ о непрохождении Ю.К.Шагута по конкурсу. Основной причиной отмены решения ученого совета стало нарушение руководством ЮГУ прав профсоюза и твердая позиция председателя Первичной профсоюзной организации работников ЮГУ межрегионального профсоюза «Университетская солидарность» Ванды Феликсовны Тиллес в отстаивании законности, трудовых прав преподавателей. Нелегкая победа в суде лишний раз доказала, что Профсоюз Университетская солидарность», объединяет ту часть преподавателей ЮГУ, которая, несмотря на чудовищный прессинг, сохранила чувство собственного достоинства.

«О судьбе своей работы в ЮГУ пока затрудняюсь сказать, будет видно, когда решение вступит в законную силу, — рассказывает Юрий Кузьмич Шагут. — Освободившуюся ставку, увеличив нагрузку на оставшихся коллег, ликвидировали на следующий день после того, как уволили меня. Учитывая, что конкурс на мою должность старшего преподавателя к тому же был безальтернативным, его проведение в целом выглядит фиктивно. Борьба продолжается, мне еще только предстоит добиться возвращения в университет, в котором работал почти с его основания»

В Профсоюзе «Университетская солидарность» попытку увольнения Шагута связывают с его общественной деятельностью. Юрий Кузьмич является не только учредителем и членом профкома профорганизации ЮГУ, но и членом Центрального совета «Университетской солидарности», неоднократно избирался депутатом Ханты-Мансийского окружного совета, депутатом Думы г. Ханты-Мансийска, является лидером регионального отделения партии «Яблоко».

Павел Кудюкин, член Совета общероссийского объединения профсоюзов «Конфедерация труда России», отметил: «Решение о признании конкурса и его результатов незаконным важный прецедент. Сопротивление произволу вузовской администрации имеет смысл, а процедура конкурса, висящая как дамоклов меч над каждым преподавателем, не всегда в пользу работодателя, если в университете работниками создан независимый профсоюз. Надеюсь, судебная победа активиста нашего профсоюза послужит для ректора ЮГУ Татьяны Карминской хорошим напоминанием о необходимости соблюдать трудовые права преподавателей и недопустимости игнорировать диалог с профсоюзной организацией университета. Мы внимательно следим за развитием ситуации и поддерживаем борьбу за возвращение Юрия Шагута в ЮГУ».

Подробности на сайте профсоюза http://unisolidarity.ru

 

Профсоюз признал незаконным бездействие Государственной инспекцией труда

Первичная организация профсоюза «Действие» во всеволжской больнице сразу после своего образования столкнулась с дискриминацией со стороны работодателя — такими вещами как непредоставление необходимой информации и документов, игнорирование права профсоюза на участие в коллективных переговорах и др.

Профсоюз продолжал свою работу по защите трудовых прав медработников. и неоднократно обращался в Государственная инспекция труда по Ленинградской области, но та чаще всего отвечала, что нарушений по результатам проверок не найдено.

В мае 2017 года профсоюз больницы в очередной раз обратился в Гострудинспекцию по поводу регулярных нарушений главным врачом прав первичной профсоюзной организации. Инспекция на этот раз поступила иначе — попросту не стала проводить проверку и рекомендовала обратиться в прокуратуру.

В том же месяце председателю профкома и уполномоченному профсоюза по охране труда было отказано в освобождении от работы на время участия в профсоюзной учёбе и конференции. Напомним, что это право четко прописано в части 14 статьи 374 Трудового кодекса РФ. В связи с этим профсоюз направил жалобу в Гострудинспекцию, но та не увидела нарушений.

Тогда всеволжские активисты при поддержке юриста центрального аппарата МПРЗ «Действие» подготовили и подали в суд два иска к Гострудинспекции в Ленинградской области по обоим вышеупомянутым случаям.

21 декабря 2017 года был удовлетворён один иск, а 23 января 2018 года — второй. По обоим искам действия и бездействие инспекции признаны незаконными: суд обязал Гострудинспекцию провести повторную проверку по обращениям медиков.

Подробнее на сайте профсоюза  http://medrabotnik.org

Форма отчета о выполнении Конвенции о принудительном или обязательном труде 1930 (№ 29)

Настоящая форма доклада предназначена для использования странами, которые ратифицировали Конвенцию. Он был одобрен Административным советом Международного бюро труда в соответствии со статьей 22 Устава МОТ, который гласит:

«Каждый из членов обязуется представлять ежегодные доклады Международному бюро труда относительно принятых им мер для применения конвенций, к которым он присоединился. Эти доклады будут составляться в такой форме и содержать такие сведения, какие может потребовать Административный совет».

[trx_button type=»square» style=»global» size=»medium» fullsize=»no» align=»right» link=»http://labourmonitor.org/wp-content/uploads/2018/06/Forma-otcheta-29.pdf»]Скачать форму отчета[/trx_button]

Форма отчета о выполнении Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда 1999 (№ 182)

Настоящая форма отчета предназначена для использования странами, которые ратифицировали Конвенцию. Он был одобрен Административным советом Международной организации труда в соответствии со статьей 22 Устава МОТ, которая гласит: «Каждый из членов соглашается представлять ежегодные отчеты Международной организации труда о мерах, которые он принял для осуществления положений конвенций, участником которых он является. Эти отчеты должны быть составлены в таком виде и должны содержать такие сведения, которые могут быть запрошены Административным советом».

[trx_button type=»square» style=»global» size=»medium» fullsize=»no» align=»right» link=»http://labourmonitor.org/wp-content/uploads/2018/01/forma-otcheta-182.pdf» popup=»no»]Скачать форму отчета[/trx_button]

 

Нужно ли регистрировать профсоюз как юридическое лицо?

Государственная регистрация нужна, чтобы профсоюз обладал статусом юридического лица. В этом случае может иметь и приобретать имущество, заключать хозяйственные договоры и т.п. (на юридическом языке это означает, что профсоюз является субъектом имущественных отношений).

Но, зарегистрировавшись и став юридическим лицом, профсоюз становится налогоплательщиком, а значит, на обязан представлять отчетность в налоговые органы, что связано с дополнительными расходами.

Может ли профсоюз действовать без регистрации?

Может. Профсоюз, как общественная организация вправе не регистрироваться (ст.8 закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»).

В этом случае профсоюз не приобретает прав юридического лица, но в полной мере пользуется своими профсоюзными правами.

К сожалению, и работодатели и даже суды очень часто не знают этой нормы. Отсутствие регистрации у профсоюза в таком случае становится удобным поводом для игнорирования и непризнания профсоюза. Такая практика незаконна.

Если ваш профсоюз – не юрлицо, он не сможет открыть в банке счет и заниматься безналичным перечислением профсоюзных взносов, однако можете собирать профсоюзные взносы наличными деньгами по ведомости. Профсоюзные взносы в этом случае с правовой точки зрения не становятся собственностью профсоюза, а являются общим имуществом его членов.

Если ваш профсоюз – не юрлицо, вы не сможете купить какую-либо оргтехнику или другое имущество от его имени, но можете оформить покупку на конкретное физическое лицо. Вот и все ограничения.

Любой профсоюз (и юрлицо, и не юрлицо) имеет право представлять интересы своих членов в судах, государственных органах (да где угодно), инициировать и вести коллективные переговоры, коллективные трудовые споры, участвовать в процедуре увольнения работников, являющихся членами профсоюза, участвовать в принятии локальных нормативных актов содержащих нормы трудового права, требовать от работодателя предоставления помещения и осуществлять прочие профсоюзные права, которые связаны именно со статусом представителей работников.

Где регистрируют профсоюзы?

Профсоюзы регистрируются в качестве юридического лица в организационно-правовой форме «общественное объединение». Регистрацией вновь создаваемых общественных объединений занимается Министерство юстиции РФ и его территориальные органы.

Подробную информацию о регистрации профсоюзов можно найти на сайте Минюста РФ: http://minjust.ru/nko/gosreg/obschie_polojeniya

Европейский Суд по правам человека вынес решение по жалобе профсоюзного лидера

18 июля 2017 г. Европейским Судом по правам человека было принято решение по жалобе профсоюз­ного лидера Александра Захаркина (Zakharkin v. Russia, no. 40377/10), в которой последний жаловался на нарушение прав, гарантированных ст. 10 и 11 Конвенции, в связи с препятствиями со стороны государственных органов организовывать публичные мероприятия с участием членов профсоюза, а также лишением его свободы и применения к нему штрафа за нарушение требования предварительного уведомления о проведении публичного мероприятия.

Жалоба в Суд была подана 19 июня 2010 г. Александром Владимировичем Захаркиным, проживающим в г. Сургуте Ханты-Мансийского автономного округа. Заявитель был лидером профсоюза в частной компании. Его коллеги высказали пожелание о проведе­нии публичного собрания, посвященного Дню Конституции 12 дека­бря 2009 г. Заявитель предложил проведение публичного меропри­ятия в форме одиночных пикетов, организация которых не требует предварительного уведомления в соответствии с российским законо­дательством87. Действующее во время проведения мероприятия на­циональное законодательство не содержало требований в отношении минимального расстояния между участниками одиночных пикетов, проводимых одновременно.

Во время проведения одиночного пикетирования заявитель был задержан и доставлен в полицейский участок, где он провел три часа. 18 декабря 2009 г. мировой судья признал его виновным по ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» и наложил на него штраф в размере 1500 руб.

Суд счел, что заявитель и другие участники встретились в одном месте; заявитель дал указания и плакаты другим участникам; и отвел их на место проведения пикетирования. По мнению суда, вышеуказан­ные обстоятельства указывали на организацию группового «пикета» и подтвердили роль заявителя в качестве его организатора. Таким обра­зом, заявитель должен был предварительно подавать уведомление о проведение данного мероприятия. Заявитель указывал, что участники пикетов были расположены на значительном расстоянии друг от друга (например, 30 метров для двух из них); таким образом, он не мог быть законно рассмотрен как организатор группового мероприятия. 22 ян­варя 2010 г. Сургутский городской суд оставил данное решение в силе. Заявитель счел применение к нему санкций в соответствии со ст. 20.2 КоАП РФ незаконным и обратился с жалобой в ЕСПЧ.

Коммуницировав жалобу Захаркина, Суд поставил перед сторонами следующие вопросы, относящиеся к предположительно имевшим ме­сто нарушениям положений ст. 10 и 11 Конвенции:

«1. (а) Свидетельствуют ли обстоятельства конкретного дела (например, приказ прекратить демонстрацию, доставление за­явителя в отделение милиции, преследование в соответствии со ст. 20.2 КоАП), взятые отдельно или в совокупности, о вме­шательстве в право заявителя на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 (пункт 1) Конвенции, в том числе свободу получать и распространять информацию и идеи?

(b) Было ли такое вмешательство предусмотрено в законе? Во время событий и последующих разбирательств, позволяли ли внутреннее законодательство и судебная практика четко разграничивать одновременные одиночные «пикеты» и пу­бличное собрание, такое как групповой «пикет» (например, с учетом некоторого расстояния между демонстрантами или критерия «общей цели и организации» мероприятия)? Если нет, можно ли говорить о нарушении принципа качества закона?

(c) Преследовало ли вмешательство законную цель?

(d) Было ли вмешательство «необходимым в демократиче­ском обществе» и соразмерным преследуемой законной цели? Были ли причины, приведенные национальными властями для оправдания вмешательства, «соответствующими и доста­точными»? Применялись ли национальными органами нор­мы в соответствии с принципами, изложенными в статье 10 Конвенции, а в соответствующих случаях, в свете статьи 11? Основывали ли власти свои решения на приемлемой оценке соответствующих фактов, например, использовании грубого языка, содержании листовок, которые распространялись во время мероприятия, или содержании и законности приказов полиции, которым некоторые из участников не последовали?

2. Являются ли действия властей по прекращению мирного собрания, доставлению заявителя в полицейский участок и его преследованию на основании того, что не соблюдалось требование об уведомлении, несоразмерным вмешательством в свободу собраний в соответствии со статьей 11 Конвенции. При признании заявителя виновным и при наложении взыскания в виде штрафов, оценивали ли суды тяжесть правонарушения и последствия, которые они повлекли за собой, такие как, например, серьезные препятствия для дорожного движения, ущерб имуществу или что-то подобное?»

Суд счел уместным рассмотреть это дело в соответствии со ст. 11 Конвенции с учетом общих принципов, которые он установил в контексте ст. 10.

В своем решении Суд указал на отсутствие какой-либо легитимной цели с точки зрения ст. 10 Конвенции, а также достаточных оснований, составляющих «неотложную социальную потребность», для преследо­вания участников пикета за несоблюдение требования об уведомлении, которые во время проведения публичного мероприятия просто спокойно стояли, не представляя какой-либо угрозы, на расстоянии примерно в 50 метров друг от друга. Единственной целью, по мнению Суда, в этом случае было наказание за незаконное поведение, что не является достаточным в контексте ст. 10 Конвенции в отсутствие каких-либо отягчающих элементов. Таким образом, Суд пришел к выводу о том, что имело место нарушение ст. 11 Конвенции, рассматриваемой в свете ст. 10.

Суд единогласно постановил, что в данном случае имело место нарушение ст. 11 Конвенции и обязал государство-ответчик выплатить заявителю 25 евро компенсации материального ущерба и 6000 евро в качестве компенсации морального вреда.