Центральный банк России давит на профсоюз.

Центральный банк России давит на профсоюз.

Во время кризиса многие работодатели пытаются оптимизировать свои издержки, проводя сокращения среди своих работников. Некоторые работодатели используют прямой и законный путь, описанный в  п.2 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ, с выплатой сокращаемым работникам всех причитающихся пособий. Другие пытаются изобрести нестандартные «хитрые» способы.

Свой «хитрый» метод решил применить Центральный банк РФ (ЦБ РФ). Работников упраздненных департаментов центрального аппарата Банка не увольняли, а перемещали в помещения, не предназначенные для выполнения работниками их трудовых функций, например в складские помещения. Никакую работу при этом им не поручали, оборудованием не обеспечивали, и выплачивали им небольшой оклад без каких-либо иных частей заработной платы. Началась такая политика в 2013 году и продолжается на протяжении нескольких лет. Можно предположить, какие цели преследовал работодатель. Возможно, он хотел:

  • Вынудить работников уволиться по собственному желанию;
  • Дождаться существенного снижения среднего заработка работников, чтобы затем уволить из по сокращению и не платить существенное выходное пособие;
  • Не позволить работникам претендовать на рабочие места в новых департаментах Банка, создаваемых вместо упраздненных.

13 мая 2016 года сотрудники, пострадавшие от таких действий работодателя сформировали профсоюз работников центрального аппарата Банка России. Активисты начали борьбу за права оставшихся без работы банковских служащих, но при этом не уволенных. От имени первичной профсоюзной организации в адрес руководства Банка неоднократно направлялись заявления об устранения нарушений трудового законодательства и о необходимости обеспечить работой сотрудников, «выведенных за штат». В отношении отдельных работников удалось добиться увольнения по соглашению сторон с выплатой приемлемой компенсации. Однако для большинства, для нескольких десятков человек, ситуация не менялась. Они по-прежнему должны были являться в складские помещения и проводить там рабочий день, не получая никаких заданий и без возможности выполнять работу.

Примечательно, что работодатель на протяжении всего периода конфликта строго следил, чтобы работники приходили на место своего «заточения» согласно графику и ни в коем случае не опаздывали. Опоздавшие работники неизменно получали выговоры. 30 января 2017 года первичная профсоюзная организация работников центрального аппарата ЦБ РФ вошла в состав Межрегионального профессионального союза «Новые профсоюзы» (МП «Новопроф»). 31 января председатель МП «Новопроф» направил об этом уведомление на имя председателя Банка России Э.С. Набиуллиной.

Через месяц профсоюзные активисты получили уведомление, что с 09 марта 2017 года их рабочие места будут находиться по адресу: поселок Вороновское, вблизи поселка Луговой мелиоративной станции, Оздоровительное объединение «Солнечный городок». Это примерно сорок километров от МКАДа по Варшавскому шоссе. Перемещение работодатель обосновал тем, что у работников в трудовых договорах в качестве места работы указан город Москва, а после расширения территории Москвы поселок Вороновское также вошел в ее состав. Фактически новое рабочее место оказалось помещением ведомственного дома отдыха, где сотрудникам центрального аппарата ЦБ РФ не предоставили не только работу по трудовой функции, но и возможности для выполнения какой-либо работы: в выделенных для членов профсоюза помещениях отсутствовали средства связи. Многие перемещенные работники посчитали невозможным ежедневно ездить к новому рабочему месту, дорога до которого занимала 2,5-3 часа, и расторгли трудовой договор «по собственному желанию».

Тем не менее, ряд работников, в том числе члены выборных органов первичной профсоюзной организации, продолжили борьбу. Членами профсоюза предпринимались попытки обжалования действий работодателя по перемещению их на границу с Калужской областью, однако добиться признания его незаконным пока не удалось (Подробнее об этом см. в материале «К черту на кулички»  ).

Наглядная иллюстрация системы нарушений прав работников ЦБ РФ. История судебных споров заместителя председателя первичной профсоюзной организации работников Банка России В.А. Бека.  

  С 2015 года работодатель перестал поручать В.А. Беку работу, обусловленную трудовым договором. Департамент, в котором работал В.А. Бек, был упразднен, однако увольнения по сокращению не последовало. Заработок В.А. Бека был ограничен размером оклада, в связи с чем работник обратился в суд с иском об обязании работодателя предоставить ему работу, предусмотренную трудовым договором (со ссылкой на соответствующую обязанность работодателя, закрепленную в ст.22 ТК РФ), а также о взыскании с работодателя разницы между средним заработком и фактически полученной оплатой (со ссылкой на ст.155 – оплата в случае невыполнения трудовых обязанностей по вине работодателя).

В ходе судебных разбирательств суды первой и апелляционной инстанции посчитали ненужным вызывать свидетелей, способных подтвердить, что работа работнику не поручается, и указали, что поскольку заработную плату работник получает, для удовлетворения его требований нет оснований. Решение по данному спору вступило в силу 22 апреля 2016 года.

Именно оно стало причиной, по которой работники, оказавшиеся в сходной ситуации, объединились в профсоюз. 24 мая 2016 года, спустя 10 дней после создания профсоюзной организации, В.А. Бек, избранный заместителем председателя профсоюза, был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за сокрытие информации о временной нетрудоспособности, подтвержденной выданным в установленном порядке листком временной нетрудоспособности. Работодателя не устроило, что работник, получив листок временной нетрудоспособности, не стал предъявлять его работодателю с целью обосновать свое отсутствие на работе и получить пособие по временной нетрудоспособности, а продолжил ходить на работу. В.А. Бек обжаловал дисциплинарное взыскание в суд, указав, что листок нетрудоспособности как документ, подтверждающий право работника на страховое обеспечение и уважительность причины для невыхода на работу, имеет гарантийный характер, и действующим законодательством не предусмотрена обязанность работника этой гарантией пользоваться.

ЦБ РФ настаивал, что в соответствии со ст.214 ТК РФ работник обязан незамедлительно информировать работодателя об ухудшении состояния своего здоровья, что не было сделано в случае В.А. Бека. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований работника, однако Московский городской суд отменил примененное к профсоюзному активисту дисциплинарное взыскание. В апелляционном определении от 18 июля 2017 года суд указал, что обязанность работника сообщать об ухудшении своего здоровья, предусмотренная ст.214 ТК РФ, связана с соблюдением работником требований по охране труда и должна выполняться только в целях недопущения ситуаций, угрожающих жизни и здоровью людей, а также в целях предотвращения или исключения последствий несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний.

Оценивая ситуацию В.А. Бека, суд пришел к выводу, что его несообщение о получении листка временной нетрудоспособности не повлияло и не могло повлиять на возникновение перечисленных обстоятельств. В марте 2017 года, после перемещения в поселок Вороновское, В.А. Бек обратился в суд с иском о признании перемещения незаконным и понуждении работодателя предоставить работу, обусловленную трудовым договором, а 21 апреля 2017 года В.А. Бек был уволен из ЦБ РФ по пп.а) п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ – за прогул. Работник подал заявление в суд об обжаловании увольнения. 16 июня 2017 года производство по делу о признании перемещения незаконным было приостановлено до рассмотрения дела о восстановлении В.А. Бека на работе. В основу увольнения было положено отсутствие В.А. Бека на работе 17 апреля 2017 года в течение более 4-х часов подряд. Обосновывая незаконность увольнения, работник указал, что действительно приехал на работу 17 апреля в 14:14, в то время как в соответствии с ПВТР рабочий день начинается с 09:00, однако данное отсутствие на работе было вызвано уважительными причинами.

В частности, В.А. Бек 17 апреля с утра в период времени с 08:30 до 12:30 дважды обращался в ведомственную поликлинику ЦБ РФ, к которой прикреплен, и которая находится по адресу ул. Петровка д.18/11, стр.1, в связи с ухудшением состояния здоровья и необходимостью получения медицинской помощи, а также в связи с необходимостью сдать анализы по направлению врача. Оснований для выдачи В.А. Беку листка временной нетрудоспособности врач не увидел, и поэтому профсоюзный активист после приема у врача поехал на работу. С учетом расположения рабочего места после мартовского перемещения дорога заняла у В.А. Бека около 2 часов, что и привело к существенному опозданию на работу.

О необходимости посещения поликлиники В.А. Бек уведомил работодателя в воскресенье, 16 апреля 2017 года из дома через электронную систему – интернет-приемную. 20 декабря 2017 года вступило в силу решение об отказе в удовлетворении требований работника. Суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что при отсутствии листка временной нетрудоспособности справка от врача не подтверждает уважительность причин посещения поликлиники, а уведомление работодателя об опоздании в воскресенье за день до посещения поликлиники не может быть признано надлежащим, так как работодатель в выходной не работает. Примечательно, что вызвать врача в качестве свидетеля, способного дать пояснения по факту ухудшения здоровья В.А. Бека, суды отказались.

По состоянию на начало 2018 года профсоюзная организация работников Банка России недосчиталась изрядной части своего первоначального состава. Вместе с тем следует отметить, что, несмотря на жесткое давление со стороны ЦБ РФ, при поддержке МП «Новопроф» профсоюзная организация продолжает работу и даже расширяется, привлекая в свои ряды не только работников, чьи права оказались нарушены недобросовестной схемой кадровой оптимизации финансового регулятора, но и других банковских служащих. А вообще очень прискорбно, что федеральный государственный орган позволяет себе подобное надругательство над трудовыми правами, а не служит образцом уважительного отношения к закону. Если госорганы задают такие нормы, то чего же ждать от других участников трудовых отношений?

Материалы по теме:

К черту на кулички. 

Работника нельзя уволить, если в рабочее время он проходил обследование по направлению врача.